В казну.ру Бухгалтерский учет в бюджетных учреждениях

“Собственное желание прошу отменить...“ Из судебной практики

“Кадровик. Трудовое право для кадровика“, 2008, N 8


“СОБСТВЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ ПРОШУ ОТМЕНИТЬ...“
ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ


Такой, казалось бы, бесконфликтный способ увольнения, как увольнение по собственному желанию, тоже может стать предметом судебного разбирательства. В таких случаях работник-истец старается доказать, что в действительности увольнение было вынужденным, заявление об увольнении писалось под давлением работодателя-ответчика. Такая ситуация может сложиться и при расторжении трудового договора по соглашению сторон. Поскольку на практике подобная ситуация не так уж и редка (например, работодатель пытается избавиться от неугодного работника без лишних для себя хлопот таким вот образом), руководителям, кадровикам будет полезно узнать, какие же доказательства и доводы сторон могут быть приняты судом во внимание при рассмотрении данной категории дел.

Замоскворецким районным судом г. Москвы было рассмотрено дело от 1 ноября 2002 г. по иску С. к Министерству образования Московской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Сразу следует обратить внимание, что всего исков от С. к Минобразования области было два: сначала его понизили в должности, а потом и уволили. Причем предварительно это была попытка уволить С. по п. 9 ст. 81 ТК РФ в связи с принятием необоснованного решения, повлекшего за собой неправомерное использование имущества. Но в конце концов уволился он по собственному желанию, с чем впоследствии сам же и не согласился.

Без наличия намерения?

С. работал в профучилище (ПУ) г. Химки в должности директора, 3 января 2001 г. приказом по министерству он был переведен на должность заместителя директора ПУ. Не согласившись с переводом, С. обратился в суд. Решением суда от 14 мая 2002 г. он был восстановлен в должности директора, но не прошло и месяца, как был уволен по собственному желанию в соответствии с приказом от 11 июня 2002 г. С. вновь обратился в суд с иском, в котором просил восстановить его на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, проценты за задержку в выплате заработной платы за период с 1 марта 2002 г., компенсацию морального вреда, а кроме того, вынести частное определение в адрес ответчика в связи с допущенными нарушениями трудового законодательства. Свои требования С. обосновывал тем, что его увольнение на самом деле не было увольнением по собственному желанию, то есть добровольным.

Согласно ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. То есть законодательство прямо говорит о том, что для расторжения трудового договора по инициативе работника (по собственному желанию) требуется его письменное заявление. Такое заявление в деле имелось, но, как заявил истец в суде, намерения увольняться он не имел. Как пояснил С., заявление об увольнении по собственному желанию было им действительно подписано как один из вариантов при ведении переговоров с ответчиком, когда ему был представлен приказ об увольнении его по п. 9 ст. 81 ТК РФ в связи с принятием необоснованного решения, повлекшего за собой неправомерное использование имущества. То есть это заявление было вынужденным шагом, вызванным неправомерными действиями ответчика. На его заявлении не было даты, и сам он заявление руководству не подавал, а передал его доверенному лицу. В день, когда он якобы подавал заявление об увольнении - 11 июня 2002 г. - он вообще находился за пределами г. Москвы (намек, что дату поставил кто-то другой?), а именно на стационарном лечении. Написание заявления он также назвал вынужденным шагом в связи с материальными затруднениями.

В отсутствии присутствия...

Как же отнесся суд к таким доводам истца?

То, что заявление об увольнении было написано истцом собственноручно, он не оспаривал на судебном заседании. Доказательств того, что оно было написано им под давлением, С. суду не представил. По мнению суда, каких-либо препятствий к продолжению работы у ответчика для истца не было, ранее назначенный на должность директора училища А. был уволен, приказ о восстановлении истца в должности директора был издан, истцу были выплачены денежные средства в размере 41 691 руб. 64 коп., что подтверждено справкой. Поэтому и утверждение истца о том, что он вынужден был подать заявление об увольнении в связи с отсутствием денежных средств, также несостоятельно (соответственно, и материальные претензии необоснованны).

По поводу утверждения, что заявление является недействительным в связи с отсутствием на нем даты, суд отметил, что на заявлении об увольнении истца, имеющемся у ответчика, имеется дата подачи заявления “11 июня 2002 г.“. Отсутствие же даты на ксерокопии заявления, находящейся у истца, не может служить доказательством того, что на подлиннике она проставлена не самим С., а кем-то другим, поскольку ксерокопию истец мог сделать в любой момент до передачи заявления ответчику, кроме того ксерокопия никем не заверена.

Не нашли подтверждения в суде и слова истца о его пребывании во время подачи заявления об увольнении на стационарном лечении, так как справка медицинской фирмы “Медфарм-Сервис“, подтверждающая факт его лечения в этом медицинском учреждении в период с 8 по 15 июня 2002 г., не имела даты выдачи, а суду была представлена незаверенная копия. Кроме того, именно в указанный в справке период - 10 июня 2002 г. - С. был в Москве, подавал лично заявление в Замоскворецкий суд г. Москвы заявление о восстановлении на работе (после того, как был издан приказ от 5 июня 2002 г. о его увольнении по п. 9. ст. 81 ТК РФ, впоследствии отмененный самим работодателем). Помимо всего прочего, после отмены работодателем в добровольном порядке приказа от 05.06.2002 С. обратился в суд с заявлением о прекращении производства по делу, где прямо указал, что “уволился по собственному желанию 11 июня 2002 г.“, что послужило для суда еще одним доводом того, что он был согласен с основанием и датой увольнения.

А утверждение С. о том, что на приеме в суде 17 июня 2002 г. ответчиком не был предоставлен приказ о его увольнении по собственному желанию, а значит, такового еще не существовало, тоже не нашло подтверждения, так как в рамках дела истец оспаривал иные обстоятельства, другой приказ о его увольнении, в связи с чем ответчик представил другие документы, касающиеся увольнения истца по п. 9 ст. 81 ТК РФ и отмены соответствующего приказа.

Хотя в заявлении истца об увольнении не была указана дата, с которой он просил уволить его с работы, однако все последующие действия убедили в суд в том, что дата увольнения была сторонами согласована и устраивала истца. О том, что истец был ознакомлен с приказом об увольнении в день его издания, свидетельствовала его подпись на приказе, и сам он пояснил суду, что дата ознакомления с приказом проставлена им собственноручно. Никаких возражений относительно даты увольнения истцом в момент подписания приказа об увольнении заявлено не было. 17 июня 2002 г. истцу была выдана трудовая книжка (также имелась его подпись в журнале выдачи трудовых книжек).

Доверенные и очень доверенные лица



Показания свидетелей также не смогли убедить суд. В таковом качестве были приглашены Т. и В. Работник министерства В. утверждал, что заявление об увольнении было передано лично ему, но он не может вспомнить, кто передал ему заявление - сам С. или кто-то другой, помнит только, что это был мужчина. Свидетельница же Т. заявила в суде, что заявление передавала она, поскольку С. не имел возможности лично это сделать ввиду его отсутствия в г. Москве, и она от его имени и по доверенности передавала заявление истца в министерство именно 11 июня 2002 г. (факт приема подтверждается подписью). Однако суд не посчитал это достоверным и убедительным доказательством, так как наличие у свидетеля доверенности от имени истца дает право совершать какие-либо действия от имени доверителя не только в его отсутствие. К показаниям Т. суд отнесся критически, поскольку как супруга истца она является лицом, заинтересованным в исходе дела.

Помимо собственной супруги у истца было и еще одно доверенное лицо: С. выдал доверенность на имя Е. 1 июля 2002 г. сроком на 1 месяц, которой он уполномочивал Е. быть его представителем в министерстве по вопросу ведения переговоров по трудовому законодательству, знакомиться с документами, касающимися его трудовой деятельности, получать и представлять необходимые справки и документы, совершать другие действия, связанные с выполнением поручения. Истец в суде пояснил, что передал экземпляр заявления своему доверенному лицу и полагал, что тот мог без согласования с ним передать документ ответчику.

Но эти пояснения, отметил суд, противоречат имеющимся в деле доказательствам, так как доверенность была передана уже после увольнения истца и получения им трудовой книжки. Тем не менее в соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР суд предоставил С. возможность пригласить Е. в качестве свидетеля, для чего судом был объявлен перерыв, однако истец предоставленной возможностью не воспользовался и настаивал на окончании рассмотрения дела без допроса свидетеля.

Завершилось же дело отказом в удовлетворении иска.

Как отметил в своем решении суд, расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо только в том случае, если подача заявления об увольнении являлась добровольным волеизъявлением этого работника. Но в суде не нашли подтверждения факты неправомерности действий ответчика и оказания давления на истца.

Что осталось за кадром

Дело это хоть и давнее, но свою актуальность не потеряло. Нетрудно представить себе и сегодня ситуацию, когда работник, которому грозит увольнение по виновному основанию, просит руководителя уволить его по собственному желанию, и нередко руководитель идет навстречу, не желая портить человеку трудовую книжку и жизнь. Так ли это было в данном случае, неизвестно: в решении суда, например, ничего не говорится о том, какие именно действия С. “по неправомерному использованию имущества“ дали основания работодателю издать первоначальный приказ о его увольнении по п. 9 ст. 81 ТК РФ (впоследствии отмененный) или почему его до этого понижали в должности. Возникают вопросы по поводу некоторых дат (что там, скажем, было между 11 июня - датой издания приказа и 17 июня - датой получения трудовой книжки?), на что сам истец никак не прореагировал и на что не ссылался как на нарушение своих прав. А ссылался он на не очень убедительные и противоречащие друг другу документы и показания свидетелей, почему суд и принял такое решение. Ведь по гражданскому законодательству именно стороны должны представлять доказательства при рассмотрении в данном случае индивидуального трудового спора.

А.Леонова

Подписано в печать
12.07.2008