В казну.ру Бухгалтерский учет в бюджетных учреждениях

Приоритет N 1 - богатые предприятия и их работники (Начало)

“Кадровик. Кадровый менеджмент“, 2007, N 7

ПРИОРИТЕТ N 1 - БОГАТЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ И ИХ РАБОТНИКИ


(Оценки трудового потенциала и управления кадрами)

Экономика России в последние годы перешла главным образом на использование природных ресурсов. Разорение промышленности идет рука об руку с деквалификацией населения. Бал правят не передовики производства, не специалисты, а лоточники, дилеры и киллеры. Через десяток лет у нас не останется собственных специалистов, иностранные специалисты будут управлять русскими туземцами.

По последним данным ОЭСР, доля России во всемирном ВВП в 2001 г. составила лишь 2,1% по сравнению с 4,2% в 1990 г., то есть за десятилетие упала вдвое (заметим, что доля СССР в целом в 1990 г. доходила, по тем же данным, до 7,3%).

Получается, что наша страна превратилась в глубокую периферию мирового хозяйства. Российская экономика значительно пострадала от явно неподготовленной чрезмерной открытости мировому рынку. Наряду с другими факторами это привело к кризису, падению и застою производства. Нарушены интенсивные в прошлом экономические взаимосвязи России с другими бывшими союзными республиками. Практически полностью утрачены плоды экономической интеграции со странами СЭВ.

Исследуя эти процессы, можно с оптимизмом считать, что в перспективе роль России в глобальной экономике может существенно возрасти, если учесть потенциальные возможности, которые открывают географическое положение на двух континентах, обилие природных богатств, значительный научно-интеллектуальный и промышленный потенциал. Однако до сих пор широко эксплуатировалось лишь одно из этих преимуществ, а именно сырьевые и топливные богатства страны. Между тем три четверти всей мировой торговли приходится на долю готовых промышленных товаров, которая постоянно растет. Если Россия хочет обрести достойное место “под солнцем“ глобализации, она должна сделать акцент прежде всего на развитии конкурентоспособного экспорта продукции своей обрабатывающей промышленности, отказавшись от чрезмерной ставки на экспорт топлива и сырья.

Совершить такой поворот можно при условии коренного изменения экономической политики государства. Топливно-сырьевая ориентация российской экономики сложилась вследствие объективно возникшего разрыва между внутренними и мировыми ценами на сырье, то есть из-за чрезмерной прибыльности сырьевого сектора экономики по сравнению с обрабатывающей промышленностью.

Для такой крупной по населению, территории и промышленному потенциалу страны решающее значение имеет развитие внутреннего рынка, одновременное и постоянное увеличение на нем платежеспособного спроса и предложения товаров и услуг. Только опираясь на отечественный рынок и развитие конкуренции на нем, российская промышленность сможет занять достойные позиции в мировой торговле. Отсюда следует курс на систематическое снижение доли валовой прибыли в ВВП и увеличение доли оплаты труда и личного потребления хотя бы до уровня США и Западной Европы. Доля труда в себестоимости продукции (ВВП) в развитых странах достигла 50 - 60% (в России - не более 24%).

Трудовые отношения по западным меркам считаются “здоровыми“, когда достигнуто определенное равновесие между его участниками - профсоюзами и предпринимателями. Если они достигают компромисса в установлении условий труда и найма, то государство старается не вмешиваться в трудовые отношения и остается в стороне. Но если в экономике возникает напряженность, тогда государство может вмешаться под предлогом соблюдения общенациональных интересов, провести коллективные переговоры с целью решения проблем трудовых отношений и подписания соглашения - договора.

Согласно действующему Закону РФ от 11 марта 1992 г. “О коллективных договорах и соглашениях“ проблема соотношения коллективного договора (соглашения) и индивидуального трудового контракта (договора) решается довольно просто: “Запрещается включать в трудовые договоры (контракты) условия, ухудшающие положение работников по сравнению с законодательством, коллективными договорами и соглашениями“.

На Международной конференции труда (МКВТ) в июне 1997 г. был озвучен термин “глобализация“, который носит собирательный характер и означает сложное явление взаимозависимости экономик, возникшее в связи с обменом товарами и услугами, а также потоками капиталов. Вместе с тем глобализация порождает унификацию трудового законодательства как в развитых, так и в развивающихся странах. Причем данная тенденция проявляет себя прежде всего на региональном уровне. К регулированию трудовых отношений в современном мире подталкивает растущая глобализация национальных экономик, вынуждающая правительства западных стран стимулировать конкурентоспособность своих предприятий на мировых рынках. Проблема соотношения государства и рыночной стихии в современном западном обществе стала предметом рассмотрения на высшем уровне.

Так, 8 - 9 ноября 1999 г. в Париже состоялся 21-й съезд Социалистического интернационала, в работе которого приняли участие 11 глав правительств, включая Великобританию, Германию, Францию, Италию, Испанию, Австрию. Если Г. Шредер и Т. Блэр ратовали за внедрение принципов экономического либерализма и частичный отказ от регулирующей роли государства на рынке труда, то французский премьер Л. Жоспен вместе с представителями Испании и Скандинавских стран выступили за критическое отношение к капитализму и в защиту государственного регулирования рынка, что и сказалось на окончательной редакции итогового документа съезда - “Парижской декларации“.

На характер унификации трудовых норм в различных регионах мира значительное воздействие оказывают исторически сложившиеся правовые школы, среди которых наибольшим влиянием пользуются романо-германская и англо-американская. Заметим, что российская правовая школа традиционно тяготеет к романо-германской правовой системе, и в первую очередь - к опыту Франции и Германии.

Принятые по линии Совета Европы и Европейского союза общие документы в социально-трудовой сфере могут служить образцом для подражания, если следовать европейской модели гражданского общества и демократизации трудовых отношений. Англо-американская же правовая система с ее культом индивидуализма и дерегулирования трудовых отношений не согласуется с российскими коллективистскими традициями.

Уместно заметить, что сложившаяся тенденция унификации содержания и форм законодательства о трудовых отношениях отражает объективный процесс глобализации национальных экономик и деятельность транснациональных компаний (ТНК), которая в отдельных странах приходит на смену традиционному разделению труда в мировом масштабе. Развитию указанной тенденции способствуют региональные группировки государств типа Европейского союза или объединений стран Южной и Северной Америки в составе США, Канады и Мексики, созданные для облегчения свободной торговли, передвижения капиталов и рабочей силы.



В процессе глобализации национальных экономик и унификации трудового законодательства во многих странах получили права гражданства гибкие формы занятости и нетипичные виды договоров (контрактов). К гибким формам труда относят временную работу (контракты на ограниченный срок), сезонную работу, режимы неполного рабочего времени, нестандартные рабочие места (разделение рабочего места, работа по вызову, работа на дому), случайную работу, индивидуальную трудовую деятельность и др. Такой подход позволяет значительно смягчить негативные социальные последствия безработицы путем коллективных переговоров на местном уровне, а для этого необходимо разработать в ближайшей перспективе проект федерального закона о гибких формах занятости либо дополнительного раздела к новому Трудовому кодексу. Этот закон следует подкрепить также подготовкой соответствующих типов индивидуальных трудовых договоров (контрактов).

Проводимые в России реформы породили в основном только рыночную атрибутику: банки, биржи, страховые общества и класс посредников, набивающий карманы за счет продажи общенародной собственности и дешевого труда на не обеспеченных зарплатой предприятиях. Все, что делает власть, с удивительным постоянством играет на руку всяким околопроизводственным структурам, которые в странах развитого рынка призваны только обслуживать товаропроизводящие предприятия. Съесть, надеть, обменять можно только то, что произведено в государстве. ВВП - мерило государственного благополучия. Если ВВП уменьшился, значит, проедаются общественные фонды, созданные трудом предшествующих поколений. Экономика России в последние годы перешла главным образом на использование природных ресурсов. Разорение промышленности идет рука об руку с деквалификацией населения. Бал правят не передовики производства, не специалисты, а лоточники, дилеры и киллеры. Через десяток лет у нас не останется собственных специалистов, иностранные специалисты будут управлять русскими туземцами.

Какую программу действий предлагает нам сегодня молодая рыночная поросль? Передел оставшихся лакомых кусков еще недавно общенародной собственности. Сбор налогов, снова сбор налогов и еще раз сбор налогов. Несмотря на все усилия, собрать налоги не удается: богатые посредники успешно уклоняются от уплаты налогов, а бедные предприятия попросту останавливаются и также сборов не приносят. В жертву дефициту денежных средств должны быть принесены русская земля и все, что построено нашими предками.

В целях выхода экономики России из кризиса необходимо сосредоточить в руках государства все доходы от использования природных ресурсов страны. Ввести монополию внешней торговли этими ресурсами. Контроль за использованием финансовых средств передать государственным банкам. Произвести национализацию высокодоходных предприятий, выкупив их у новых владельцев по ценам приобретения. Если покупали за ваучеры, то выкуп произвести аналогичными бумагами. Сохранить право собственности на доходы, полученные от деятельности предприятий, купленных за ваучеры, только при условии, если они будут вложены в развитие нового производства.

Сегодня подъем экономики предприятий в условиях рынка во многом зависит от развития производственной демократии в акционерных обществах (АО). По мнению специалистов, акционерная форма собственности прочно утвердилась в качестве ведущей при движении экономики России к рынку. Около 29 тыс. АО, на предприятиях которых работают более 15 млн человек, охватывают своим влиянием все отрасли и сферы предпринимательства.

Особую роль в механизме функционирования российской экономики до 1991 г. играла партийная доминанта. Фактически именно этот неэкономический фактор обеспечивал сочетание индивидуальных и общественных интересов в пользу последних, а через партийные структуры поддерживалось состояние контроля и ответственности по горизонтали и вертикали в обществе и экономике. Обычно партийная составляющая как политический элемент не подвергается исследованию в экономических работах, даже если они относятся к России. Но без партийной дисциплины не было бы и советской экономики. Поэтому, когда не стало партийного принуждения, в общественных отношениях возникли сбои, которые долгое время держали экономику в стопоре, ибо важнейшие черты ответственности бизнеса и государства перед обществом, обычные для нормальных демократических условий, на время оказались отодвинутыми из практики российских рыночных преобразований. И в этом также проявилась особенность российского пути к рыночной экономике.

Вместе с тем нельзя закрывать глаза на то, что народ России платит высокую цену за поворот к рынку. До сих пор страна по объему ВВП не вышла на уровень 1990 г. По-прежнему жизненный уровень населения ниже допереходных значений. Упал индекс человеческого развития и застыл показатель качества жизни, что не может не вызывать социальную напряженность в обществе. Даже в Москве, где высока концентрация финансовых потоков, 26% жителей имеют доходы ниже прожиточного минимума, а доходы 10% наиболее богатых граждан в 50 раз выше доходов 10% беднейших слоев столицы. Подобная социальная дифференциация порождает немало негативных явлений и в экономике, и в обществе. За последние 10 - 12 лет среднедушевой доход в Саратовской области сократился примерно в 5,5 раза, а область переместилась по этому показателю среди субъектов Российской Федерации с 10 на 55 место.

Накопились диспропорции в развитии различных рынков. Финансовый рынок резко рванул вперед, в результате финансовый сектор в целом вышел на собственную орбиту развития, оторвавшись от других сегментов экономики. Значительное отставание рынка труда не только не обеспечивает достаточный платежеспособный спрос, но и тормозит развитие внутреннего рынка вообще. В результате многих причин до сих пор не сформировалось полноценное единое рыночное пространство страны, что приводит к экономической обособленности регионов и росту противоречий между ними.

Получается, что страна держится в основном за счет того потенциала, который был создан до 1991 г. Однако более чем десятилетняя эксплуатация этого потенциала не обеспечила пока формирования новых заделов, не создает структуру национальной экономики, адекватную эффективной рыночной модели. В результате даже в общих чертах пока не виден новый воспроизводственный процесс, наличие которого свидетельствовало бы о создании собственной базы для экономического роста на рыночных принципах.

Включение страны в полнокровные мирохозяйственные процессы проходит для нее с отрицательной результативностью: при положительном балансе внешней торговли утечка отечественного капитала за рубеж значительно больше, чем иностранные инвестиции в экономику. Такая динамика выгодна мировому хозяйству и конкретным зарубежным партнерам российских компаний, поскольку они получают энерго- и трудоемкие сырьевые, энергетические и другие ресурсы, оставляя за собой лидерство в отраслях высокой переработки и технологий. Фактически по-прежнему лишь природные ископаемые и энергетические ресурсы позволяют России сохранять свою нишу на мировых рынках.

Конечно, ни одна развитая страна не имеет идеальной демократической системы. У каждой такой системы есть свои проблемы и противоречия. Но для всех национальных демократических систем, у которых немало своих специфических особенностей, характерно одно общее свойство - рыночный механизм должен служить обществу. При этом точно так же, как на практике нет стандартной схемы для рыночной модели, так и нет стандартной модели демократического общества. Отсюда следует, что становление демократических институтов в России - это поиск решения собственных проблем, а не приспособление иного опыта к своим задачам. Другими словами, и в общественной сфере России не обойтись без собственного варианта, или национальной модели, демократических институтов.

Однако до сих пор демократические институты существуют в России либо в зачаточном, либо в формальном виде. Более того, рыночный практицизм и нигилизм, построенные на частном интересе, пронизали все институты общества и государства. С одной стороны, государственный аппарат чиновников всех уровней стал частью предпринимательской сферы, а с другой - наибольший успех имеет тот бизнес, который либо уже “питается“ государственными ресурсами, прежде всего финансовыми, либо имеет своих “лоббистов“ в различных ветвях государственной власти.

В результате крупный бизнес и чиновники превратились в главный тормоз дальнейших прогрессивных преобразований и строительства демократического общества в России. В этой связи весьма примечательной является характеристика переходных обществ, включая Россию, которую дают авторы одного из докладов Всемирного банка. В частности, обращается внимание на роль инициаторов и лидеров рыночных трансформаций, сумевших стать “победителями“ с использованием властного ресурса в своих частных интересах, вопреки интересам государства и общества, технологической модернизации экономики.

Если государство выступает как своеобразная часть бизнеса, а не выразитель интересов общества, то создается тупиковая ситуация, ибо не формируются демократические основы жизни и само общество теряет перспективу, так как без контроля со стороны демократических институтов рыночная мотивация из метода повышения благосостояния всего общества превращается в самоцель, выгодную лишь избранной части общества. Изменить характер государственных институтов и их роль в рыночном развитии можно только путем упрочения демократических начал во всех звеньях и на всех уровнях государственной власти. Получается, что формирование российской рыночной модели на современном этапе зависит прежде всего от неэкономических факторов. Без решительного поворота к демократическому контролю за деятельностью государства сложившиеся тенденции в экономике не изменить. Если чиновники по существу монополизировали свои должности, если не работает механизм демократической сменяемости кадров и регулярной отчетности, а институт выборов не вызывает у населения доверия, то это означает, что обществом не контролируются ни общие “правила игры“, ни функции государства. Как ни парадоксально это звучит, но современное общество в России не сформировало еще государственные институты, способные по существу, а не только по форме выражать его интересы. Более того, без контроля и поддержки демократических институтов государство не может стать ведущим звеном экономической системы.

Российское общество вопреки желанию “победителей“ заинтересовано в развитии эффективной рыночной модели экономики, ибо это объективно ведет и к укреплению демократизма. Последовательное утверждение соответствующих принципов означает, во-первых, завершение формирования единого национального рыночного пространства; во-вторых, полновесную поддержку конкуренции на всех рынках и бескомпромиссную борьбу с монополизмом; в-третьих, создание равных возможностей для экономической реализации всех форм собственности (в том числе государственной); в-четвертых, наличие в достаточном количестве и качестве общественных благ - здравоохранения, образования, науки, культуры, охраны окружающей среды; в-пятых, оптимальное включение экономики России в мировое хозяйство с обеспечением ее конкурентоспособности и национальных интересов; в-шестых, рост благосостояния общества и создание условий для расширенного воспроизводства населения России; в-седьмых, формирование необратимой экономической основы для становления и развития демократических институтов в стране; в-восьмых, формирование единых правил в тарификации труда рабочих, руководящих работников и специалистов, ИТР и служащих, депутатов и министров на основе единой сетки разрядов и тарифных коэффициентов (ЕСРТК-49); в-девятых, переход на единый социально-бюджетный налог (ЕСБН) для всех предприятий и его исчисление от единой базы - ФОТ, а также распределение ЕСБН между бюджетами различных уровней: району - 16, городу - 24, области - 29 и федеральному центру - 31%; в-десятых, освобождение всех производителей товаров от налога на прибыль предприятия (Пп) и налога на добавленную стоимость (НДС), прибыль предприятия должна оставаться на предприятии и использоваться на цели расширенного воспроизводства; в-одиннадцатых, установить единые правила распределения рыночной прибыли (Рп) между государством и АО, например, 30 и 70%. Тогда невыгодно будет акционеру бесконечно повышать цену на нефть, газ, электроэнергию.



Рыночная прибыль (Рп) должна определяться как разность между рыночной ценой (Цр) и расчетной ценой предприятия (Цп):

Рп = Цр - Цп.

Цп - это рассчитанная по калькуляции и не меняющаяся в течение всего планового года. Рыночная цена товара (Цр) может меняться только под воздействием рыночных категорий “спроса“ и “предложения“. Калькуляция общественной цены предприятия товара (Цп) только в конце года может быть изменена под воздействием НТП и планируемой инфляции на новый плановый год. В этом и состоит регулирующая роль государства в ценообразовании. Государство должно на законодательном уровне подготовить правовую базу для осуществления ценовой политики и строго контролировать ее соблюдение. В этом случае будут созданы самые благоприятные условия для развития предприятий и повышения эффективности общественного производства.

Разумеется, перечень позитивных последствий полнокровной реализации эффективной “смешанной“ модели не ограничивается указанным числом направлений реформирования экономики. Здесь раскрыта лишь теоретическая база необходимого сценария экономического развития и указан демократический вектор преобразований. Однако ни одна правительственная программа, ни самое подробное законодательство не приведут к существенным изменениям, если не будет решаться общая задача - снятие барьеров для полной реализации потенциала развития при прозрачном контроле со стороны демократических институтов за равноправным соблюдением “правил игры“ гражданами, бизнесом и государством. Для этого необходимо, на наш взгляд, придать всем диссертационным советам и ВАК РФ статус общественного органа, имеющего право законодательной инициативы по обязательной реализации наиболее важных научных рекомендаций в различных сферах деятельности, повысив тем самым эффективность деятельности Общественной палаты при Президенте РФ. В структуре экономических и неэкономических факторов реализации российской рыночной модели демократическим институтам альтернативы нет. Противоречия движения России по рыночному курсу могут служить источником развития, а не быть тормозом только при условии, если они будут разрешаться в национальных интересах страны, ради социально-экономического прогресса.

Итак, проводимые реформы результатов не дали, а поэтому надо менять экономическую политику и ее приоритеты. Приоритетом номер один должны стать экономика предприятий и оплата труда работников, а государство и чиновники должны быть на втором месте. Будут богатые предприятия, будет богатым и сильным государство. СССР многие десятилетия был одним из сильных государств, однако по среднедушевому доходу граждан он никогда не входил в число передовых стран мира.

(Окончание см. “Кадровик. Кадровый менеджмент“, 2007, N 9)

А.Ляшецкий
Д. э. н.,

профессор
Саратовской академии
государственного
и муниципального управления

Подписано в печать
25.06.2007