В казну.ру Бухгалтерский учет в бюджетных учреждениях

Трудовое право. Экспертные заключения В. Миронова

“Управление персоналом“, 2007, N 5


Страховые взносы на накопительную часть пенсии
следует признавать имуществом застрахованного лица,

которым он вправе распорядиться по собственному усмотрению


В порядке ст. 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“ в Конституционном Суде РФ находятся на предварительном изучении обращения в виде индивидуальных жалоб граждан К.А. Катаняна и Л.В. Ревенко, оспаривающих конституционность п. 2 ст. 3 названного Федерального закона, а также внесенные им изменения в пп. 1 п. 2 ст. 22 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“.

В связи с изложенным судья Конституционного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор Маврин С.П. на основании ст. 50 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“ направил ходатайство о подготовке мнения специалиста по поводу поставленных в указанных обращениях вопросов.

Как видно из представленных документов, применение п. 2 ст. 3 названного Федерального закона и пп. 1 п. 2 ст. 22 Федерального закона “Об обязательном пенсионном страховании“ привело к вынесению судами общей юрисдикции решений об отказе в передаче заявителям уплаченных за период с 2002 по 2004 г. средств, учтенных в специальной части лицевого счета, которые формируются для выплаты накопительной части пенсии, а также к отказу в перечислении части страховых взносов на этот счет с целью получения накопительной части пенсии.

В ст. 39 Конституции РФ, ст. 22 Всеобщей декларации прав человека, ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах гарантируется право на социальное обеспечение, включающее право каждого человека на получение в установленных законом случаях средств, обеспечивающих достаточный жизненный уровень для него самого и членов его семьи, и на непрерывное улучшение условий жизни. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ с данным правом каждого гражданина корреспондирует обязанность государства обеспечить надлежащее социальное обеспечение, в том числе при выплате пенсии. Выполнение этой обязанности по отношению к застрахованным лицам государство осуществляет путем выплаты трудовой пенсии, которая может состоять из базовой, страховой и накопительной частей (ст. 5 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“). Однако заявители как застрахованные лица, родившиеся до 1967 г., указанными изменениями лишены права на накопительную часть пенсии. Ограничение права на пенсионное обеспечение, которое заключается в лишении лиц, родившихся до 1967 г., права на получение накопительной части пенсии, обусловлено возрастом, периодом времени, в течение которого указанные лица могли бы осуществлять выплату страховых взносов на накопительную часть пенсии. Следовательно, в основу различного правового регулирования социального обеспечения лиц, родившихся до и после 1967 г., положены время рождения и возможность перечисления значительных средств на накопительную часть пенсии. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 3 июня 2004 г. N 11-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ указано, что дифференциация в правовом регулировании пенсионного обеспечения должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (ст. 19, ч. 1 и 2), в силу которых различия в приобретении права на пенсию допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей средства соразмерны им. Установление возрастных критериев для дифференциации правового регулирования пенсионного обеспечения граждан с очевидностью вступает в противоречие со ст. 19 Конституции РФ. Возможность более длительного формирования средств на накопительную часть пенсии предполагает их большее количество на специальной части лицевого счета лиц, родившихся после 1967 г. Тогда как застрахованные лица, родившиеся до 1967 г., могли уплачивать такие средства в течение меньшего периода времени, что могло привести к появлению меньшего количества средств на накопительной части пенсии. Денежные средства, в том числе учитываемые на специальной части счета застрахованного гражданина, являются движимым имуществом (п. 2 ст. 130 ГК РФ). В связи с этим можно сделать вывод о том, что вторым критерием различного правового регулирования пенсионного обеспечения лиц, родившихся до и после 1967 г., является возможность накопления значительных средств за счет более длительной уплаты страховых взносов на накопительную часть пенсии. Имущественное положение лица, в том числе количество средств, которые оно может внести для получения накопительной части пенсии, также в соответствии со ст. 19 Конституции РФ (ч. 2) не может рассматриваться в качестве конституционно допустимого фактора дифференциации в правом регулировании пенсионного обеспечения. Перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ цели, достижением которых может быть оправдано ограничение права на пенсионное обеспечение, в частности путем лишения права на накопительную часть пенсии, также не могут быть достигнуты ограничением права на получение накопительной части пенсии застрахованных лиц, родившихся до 1967 г.

Из представленных документов усматривается, что заявителю Катанян К.А. Государственным учреждением - отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области отказано в формировании специальной части лицевого счета для получения накопительной части пенсии за счет добровольных страховых взносов. Основанием для данного отказа послужило отсутствие в законодательстве, в частности в оспариваемых в Конституционном Суде РФ нормах, указания на возможность добровольных отчислений на накопительную часть пенсии. Выполнение государством обязательств по пенсионному обеспечению осуществляется на основании Федерального закона “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“, то есть за счет уплаты страховых взносов за каждое застрахованное лицо. Таким образом, пенсионное обеспечение граждан осуществляется в Российской Федерации на основании договора личного пенсионного страхования. Договор личного страхования является публичным договором (п. 1 ст. 927, ст. 426 ГК РФ). В ч. 3 ст. 39 Конституции РФ гарантируется поощрение добровольного социального страхования. Отказ от получения страховых взносов на выплату накопительной части влечет нарушение конституционного права гражданина на пенсионное обеспечение в виде получения накопительной части пенсии за счет добровольных взносов, вносимых на специальную часть лицевого счета. Такое ограничение конституционного права также обусловлено перечисленными причинами (возраст, накопление значительных средств), что также не может рассматриваться в качестве конституционно допустимых оснований дифференциации в пенсионном обеспечении лиц, родившихся до и после 1967 г., поскольку вступает в противоречие со ст. 19 Конституции РФ (ч. 2). Данное ограничение не соответствует провозглашенной в международных актах цели на непрерывное улучшение условий жизни, в частности посредством создания дополнительных условий за счет добровольного страхования с целью получения накопительной части пенсии.

Пенсионное страхование в Российской Федерации имеет возмездный характер (ст. 3 Федерального закона “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“). Поэтому средства, поступающие на лицевой счет застрахованного лица, не могут быть признаны собственностью Пенсионного фонда РФ, он не должен распоряжаться ими исключительно по своему усмотрению. В ч. 2 ст. 8 Конституции РФ провозглашены признание и защита равным образом частной, государственной, муниципальной форм собственности. Отчуждение имущества без законных оснований и решения суда противоречит ст. 35 Конституции РФ. Как видно из представленных документов, на специальную часть лицевого счета заявителей в течение 2002 - 2004 гг. были перечислены страховые взносы для выплаты им накопительной части пенсии. Данные средства должны быть признаны собственностью заявителей, которой они могли распорядиться по своему усмотрению, например путем их передачи в негосударственный пенсионный фонд для получения накопительной части пенсии (ст. 32 Федерального закона “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“). После внесения оспариваемых в Конституционном Суде РФ изменений данными средствами распоряжается соответствующее отделение Пенсионного фонда РФ, из ответа которого следует, что эти средства будут учтены при определении страховой части пенсии заявителей. Изменение цели использования этих средств без учета волеизъявления заявителей, лишение их права распорядиться ими по собственному усмотрению следует, по нашему мнению, рассматривать как нарушение конституционного права на защиту частной собственности наряду с государственной и муниципальной собственностью (ст. ст. 8, 35 Конституции РФ). Очевидно, что страховыми взносами на накопительную часть пенсии застрахованные лица должны распоряжаться по собственному усмотрению. Тогда как страховые взносы на страховую часть пенсии находятся в управлении соответствующего отделения Пенсионного фонда РФ. В связи с чем перевод данных средств со специальной части лицевого счета, средства которой должны быть использованы на накопительную часть пенсии, на лицевой счет для выплаты страховой части пенсии по произвольному усмотрению соответствующего отделения Пенсионного фонда РФ приводит к незаконному с точки зрения конституционных требований ограничению прав застрахованных лиц, родившихся до 1967 г., на использование принадлежащего им движимого имущества по сравнению с лицами, родившимися после 1967 г., которые сохранили право на использование по своему усмотрению денежных средств со специальной части лицевого счета, которые могут быть ими использованы для получения накопительной части пенсии, а в случае их смерти - могут быть переданы наследникам.

Таким образом, на наш взгляд, существуют два пути устранения противоречий пенсионного законодательства по рассмотренным вопросам требованиям Конституции РФ: 1) предоставление всем лицам независимо от возраста и имущественного положения права формировать специальную часть лицевого счета, которая является их собственностью и используется исключительно для выплаты накопительной части пенсии, а также может быть передана наследникам в случае их смерти; 2) лишение права на накопительную часть пенсии лиц, родившихся после 1967 г., что позволит сделать вывод о равенстве перед законом, но не будет служить достижению конституционно значимых целей, провозглашенных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Поэтому соблюдение Конституции РФ, по нашему мнению, должно быть связано с устранением препятствий для формирования накопительной части пенсии лицами, родившимися до 1967 г.

Пособие по временной нетрудоспособности
должно быть выплачено не только по месту основной работы,

но и по работе по совместительству


Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2006 г., которое обжаловано в кассационном порядке, отказано в удовлетворении заявления о признании недействующими нормативных правовых актов, ограничивающих выплату пособия по временной нетрудоспособности исключительно по месту основной работы, что лишает права получить такое пособие на работе, выполняемой на условиях совместительства.

В связи с изложенным в НЭПС поступило ходатайство о проведении экспертизы по материалам настоящего гражданского дела.

Пособие по временной нетрудоспособности должно выплачиваться с соблюдением принципов обязательного социального страхования работников, которые определены в Федеральном законе “Об основах обязательного социального страхования“, ч. 4 п. 3.1 Определения Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. N 16-О. Одним из таких принципов является возмездность обязательного социального страхования, что предполагает возмещение работнику временно утраченного при нетрудоспособности заработка. Возмещение утраченного заработка с соблюдением данного принципа обязательного социального страхования предполагает выплату соответствующего страхового возмещения, в частности пособия по временной нетрудоспособности, застрахованным лицам. Социальное страхование происходит путем уплаты страховых взносов, которые уплачиваются как по основному месту работы, так и по работе, выполняемой на условиях совместительства. В связи с этим право на возмещение утраченного заработка исходя из принципа возмездности обязательного социального страхования возникает не только по месту основной работы застрахованного лица, но и по работе, которую он выполняет по совместительству.

При вынесении решения суд не применил данные нормы материального права, что повлекло неправильное определением им обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Кроме того, в заявлении ставился вопрос о признании недействующими нормативных правовых актов бывшего Союза ССР, которые применяются как законодательство федерального уровня. В ст. 27 ГПК РФ рассмотрение таких заявлений отнесено к родовой подсудности Верховного Суда РФ. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что решение вынесено незаконным составом суда.



Таким образом, имеются указанные в ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ основания для отмены вынесенного по настоящему делу решения суда в кассационном порядке и направления дела для рассмотрения по существу в Верховный Суд РФ.

Примененные судом при рассмотрении настоящего гражданского дела нормы вступают в противоречие со ст. ст. 19 (ч. 1 и 2), 39 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ, их применение привело к нарушению конституционного права заявителя на социальное обеспечение в виде получения пособия по временной нетрудоспособности не только по основному месту работы, но и по работе, выполняемой на условиях совместительства. В связи с изложенным усматриваются основания для обращения в Конституционный Суд РФ на предмет проверки конституционности примененных судом общей юрисдикции норм, что привело к нарушению конституционных прав заявительницы, провозглашенных в перечисленных конституционных нормах.

Заключение может быть использовано в соответствии с рекомендациями НЭПС.

В.И.Миронов
Д. ю. н.,

профессор,

заведующий кафедрой
гражданского процесса
и социальных отраслей права
РТУ нефти и газа имени И.М. Губкина,

член НЭПС

Подписано в печать
21.02.2007